журнал коротких историй

Воскресенье

Воскресенье

«Воскресенье уже завтра», — подумал Артём и по телу пробежала лёгкая дрожь. Мужчина ускорил шаг, не обращая внимания, что наступает в лужи.

Он проигнорировал лифт, который опять чинили ругающиеся лифтёры в серых спецовках, и взлетел по лестнице на седьмой этаж. Дверь, будто понимая настроение хозяина, смилостивились и вечно заклинивающий замок открылся с первого оборота. 

Квартира встретила Артёма угрюмым сумраком, запахом дешёвого кофе и коробками из-под пиццы, вермишели и прочей еды на вынос. Семейство картонных стаканов облюбовало лежащее на полу пальто.

Артём не замечал этого. Он стянул с плеч куртку, нарочито медленно повесил её в шкаф без дверцы. После прошёл на кухоньку, включил чайник и проверил холодильник на запасы. Там завалялись лишь хлеб в пакете, да банка шпрот.

— Сегодня попостимся, — решил мужчина и посмотрел на часы. Без двадцати семь. — Лягу пораньше, чтобы подготовиться к встрече.

Приняв решение, он сосредоточено принялся за его исполнение. Выпил горячей воды, принял душ, проверил щетину и перенёс бритьё на утро.

По дороге к дивану коснулся рукой запертой двери, постоял с минутку, словно набираясь сил у гладкой чистой поверхности, и направился в комнату. Он постелил свежее бельё на всегда разложенный диван, осмотрел гостиную, которая давно превратилась в спальню, улёгся. Покрутил в голове дела на завтра, коснулся ключа, висевшего на шее, и с улыбкой ребёнка, ожидающего Нового года, уснул.

Голод разбудил Артёма в районе шести утра, впрочем, как в любой другой день. Ранний подъём, поздний отбой — привычный ритм. Только воскресенье имело смысл в этой рутине бессмысленных подъёмов и спусков.

Как и запланировал с вечера мужчина, он постился: пустой кипяток, два куска хлеба и глоток свежего воздуха из окна. Если можно назвать воздухом морось вперемешку со смогом. 

Артёма это сегодня не волновало. Он закатал рукава и принялся за работу: до встречи оставалось меньше 12 часов. Как всегда, ровно в 18:00 это случится. 

А пока он вытащил мусорные мешки, собрал все коробки, стаканы и остатки еды, вынес во двор. Вернувшись, налил ведро горячей воды и с мылом прошёлся по всем поверхностям: по столу, полкам, полу, стенам. Любое пятно и любой источник запаха безжалостно уничтожались. Даже мыло использовал без ароматизаторов, но и это не остановило Артёма от сорокаминутного проветривания после влажной уборки.

В обед он снова выпил воды и испытал первые приступы беспокойства: успеет ли? Подготовится ли? 

Но он дал себе слово и сдержит его, несмотря ни на что. 

После обеда Артём принял душ, тщательно побрился, зачесал волосы назад, открывая высокий лоб. С такой причёской он походил на смазливого пацана, но так работало лучше всего. Он попробовал все доступные ему средства. Единственной альтернативой было бы побриться налысо, но пока он ещё не был готов. Пока.

Ещё один осмотр квартиры и случайно за диваном обнаружился источник запаха — завалившийся на неделе бутерброд. Артём тут же запаковал его в пакет, пространство за диваном помыл и в очередной раз проветрил комнату.

Пять часов, до встречи час. Артём достал из шкафа запаянный в полиэтилен костюм: простая светлая рубашка и брюки, носки и трусы. Всё вычищено в самой дорогой химчистке города с использованием натуральных средств и, разумеется, без любых запахов. 

Одевшись, Артём достал ключ, что висел на шее, осмотрел со всех сторон и подошёл к запертой двери. Дождался, пока не стукнет ровно половина, ни секундой раньше, после чего ловко вставил ключ в замок, повернул и вошёл в комнату.

Идеально: свет осторожно пробивается через плотную плёнку на стёклах; большое кресло, похожее на гинекологическое, обтянутое пластиковыми кожухами, приглашает в свои объятья; небольшой стол у окна, на котором стоит шкатулка, манит взгляд. 

Мужчина закрыл за собой дверь, пару раз дёрнул ручку для надёжности. Подходя к столу, почувствовал, как лёгкая дрожь проходит по ногам и рукам. 

Глянул на часы, задержал шаг и ровно в тридцать пять минут подошёл к столу. 

Аккуратно коснулся крышки, погладил мягким движением, чувствуя, как скручиваются плотные приятные комки в груди и ниже пояса. Отпустил шкатулку и взял лежащую рядом зажигалку. Убедился, что огонёк горит ровно, без гари. Положил на место, вздохнул, стараясь ослабить возникшее возбуждение.

— Ещё немного. Неделя почти прошла. Держись.

Глядя перед собой, Артём отсчитывал секунды до назначенного часа. Как только часы пикнули, он ловко откинул крышку шкатулки, достал продолговатый предмет и засунул его в зубы. 

Бумага коснулась иссохших губ и Артёму это касание показалось поцелуем. Он поднёс зажигалку к зажатой сигарете, медленно вдохнул, после чего щёлкнул кнопкой и пламя яростно облизало кончик сигареты.

Не дыша и очень медленно Артём сел на своё кресло и, чувствуя прохладу подушек, затянулся. 

Никотин серым джином проник в лёгкие и исполнил главное желание Артёма. Каждой клеточкой организма он впитывал в себя эту первую тягу, ощущая, как дым обволакивает его изнутри. И вот уже нет сил держать его в себе, хочется исторгнуть его наружу, выплеснуть сизого дьявола, но Артём задерживает дыхание ещё немного, чтобы спустя секунду с протяжным, сладким стоном отпустить его. 

Он откидывается на кресле. Ворот рубахи расстёгнут, руки трясутся, но он делает второй затяг и словно бы к нему возвращается сила и страсть. Он чувствует, как бьётся молодое сердце, как струится кровь в жилах и все планы и идеи кажутся не просто реальными, а простыми и весёлыми. 

Каждый вдох, как соитие, каждый выдох — как оргазм в объятиях прекрасной и любимой женщины.

Лишь бы это не кончалось. Лишь бы это длилось вечно…

Огонёк обжигает пальцы, и Артём понимает, что спалил часть фильтра. Как, впрочем, всегда. 

Он отпускает остаток сигареты, и та без горячего дыхания Артёма гаснет окончательно. Мужчина ещё лежит несколько минут, глядя в потолок, опустошённый, но с лёгкой улыбкой, которая делает его лицо моложе лет на десять. 

Но вот улыбка гаснет, Артём тяжело приподнимается в кресле. Догоревшая сигарета в руке обжигает уже чувством вины и презрения к себе. Но он не кидает её, а нежно зажимает в кулаке, чтобы затем положить в отдельную коробку, где стройными рядами лежат такие же выкуренные до конца сигареты. Уже 117 штук.

Артём стоит в комнате, вдыхая аромат прошедшей встречи, наслаждаясь её ушедшим флёром. А потом сдирает кожухи с кресла, одежду с себя и бросает это в синий мешок, который он каждую неделю покупает в больнице. Потом он сдаст всё в химчистку, а сейчас…

Артём вышел из комнаты, ступая босыми ногами по холодному полу. Запер дверь на ключ, повесил его на шею. Оттащил мешок к двери из квартиры, зашёл в ванную. В зеркале он увидел человека с запавшими заплаканными глазами. Этот человек вызывал у Артёма жалось, поэтому он сказал:

— Ты настоящий мужчина. Держишь слово — одна сигарета в неделю. Ты молодец, продолжай.

Отражение кивнуло ему в ответ, после чего Артём полез в душ.

В тёплой воде скрыть горячие слёзы гораздо проще. Даже от самого себя.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 комментария “Воскресенье”

Перейти к верхней панели