журнал коротких историй

Жертвоприношение

sacrificed

Елена сидела за кухонным столом и беззвучно плакала. Слёзы ручьём текли по щекам, она их уже не вытирала. Напротив неё на столе стояла тарелка с остывшей котлетой и картошкой, овощной салат и стакан яблочного сока — ужин для сына, к которому тот даже не притронулся. Он опять пришёл домой из школы и сразу закрылся в своей комнате, даже не взглянув на еду.

— Ванечка, сынок, а как же ужин? Я приготовила твои любимые котлеты…

— Отстань, мам, я не голодный, — послышалось в ответ, через захлопнутую перед самым носом дверь.

Так повторялось почти каждый день, вот уже несколько месяцев. Ваня стал грубым и раздражительным, с матерью почти не разговаривал, с друзьями никуда не ходил — сидел вечерами дома, закрывшись в комнате. Но самое страшное — он отказывался есть. Ваня всегда был крупным ребенком. Нет, не полным, скорее, крепким, здоровым, с хорошим аппетитом. А теперь его было не узнать: кожа да кости, бледный, сутулый — страшно смотреть!

Её сын вообще очень изменился. А ведь ещё в прошлом году он был совсем другим! Общительным, добрым мальчиком, одним из лучших учеников своего 9-го «Б». Увлекался теннисом, английским, по выходным помогал ей с уборкой. Куда всё это провалилось в одночасье? Елена никак не могла понять, когда и что она упустила. Может, кто-то обидел Ваню в школе? Наговорил чего? Или он… влюбился? Сын ничего не хотел рассказывать, как она ни пыталась разузнать.

Елена делала для сына всё — не жалела ни денег, ни сил. Никогда на него не давила, не наставляла, не наказывала. Да и не за что было! Всё в их жизни текло спокойно и размеренно. Конечно, Ване не хватало отца. Он ушёл очень рано несчастный случай на заводе, когда сыну было всего семь лет. Но они пережили вместе эту трагедию, их жизнь понемногу наладилась и Елена считала, что вполне справлялась с воспитанием сына. До сего момента справлялась…

Когда зазвонил телефон, Елена вздрогнула от неожиданности.

 — Леночка, привет! — Светлана всегда звонила в нужный момент, был у нее такой дар. Услышав голос лучшей подруги, Елена разрыдалась.

— Ты там в порядке вообще? — переполошилась Светлана. — Что случилось-то?

— Господи, Света, — в голос рыдала Елена, уже не заботясь о том, что сын может это услышать. — Он совсем ничего не ест! Меня не слушает, грубит, он, он…

Елену прорвало. Она не могла больше держать всё в себе:

— Я читала в Интернете, я передачу смотрела… Анорексия — очень серьезная болезнь! Он может умереть! Я теряю его, Света…

— Погоди-погоди! Давай-ка, накапай себе валерьяночки, — Светлана, как обычно, старалась сохранять спокойствие в сложной ситуации. — Дело действительно серьёзное, медлить нельзя. Знаешь, у моей коллеги по работе дочку-студентку в прошлом году госпитализировали. Истощение организма. Тоже ничего не ела, худела, дурёха. Но в больнице её выходили, мозги вправили, всё обошлось. Леночка, вам тоже надо срочно обратиться к специалистам.

— Ну какие специалисты?! Если он со мной даже не разговаривает? Не могу же я его насильно тащить. А сам он не пойдёт никуда-а-а-а… Господи, да я отдам всё на свете, чтобы только помочь моему бедному мальчику! Жизнь отдам…

— Да не паникуй ты! Жизнь-то твоя кому нужна?…

— А вот слушай, — нервно сглотнув слёзы, Елена понизила голос. — Мне вчера Паша приснился. Я давно уже его во сне не видела, а тут — прямо как живой! Смотрит строго так и спрашивает: «Ты готова?». Я сначала не поняла, о чём он. Молчу, слова вымолвить не могу, а он продолжает: «Ты готова отдать свою жизнь, чтобы Ваня выздоровел?». Тут я обомлела… Света, я поняла, почему Паша погиб! Помнишь, мы тогда с Ванечкой в больнице лежали — у обоих двусторонняя пневмония, плохие были прогнозы, страшно было. А потом вдруг раз — и всё как рукой сняло. Выписали нас из больницы, а через неделю Паши не стало…

Елена перевела дыхание, тяжело вздохнула.

— Я тогда думала, сглазил нас кто-то — столько несчастий сразу. А сейчас понимаю: это Паша жизнью своей пожертвовал, чтобы мы с Ваней выздоровели. Наверное, кому-то там, свыше нужна была эта жертва. А теперь мой черед настал…

— Лен, ну что ты? У тебя просто сейчас стресс, мысли такие в голову лезут…

Но Елена не слышала подругу, она вдруг перестала всхлипывать, выпрямилась и решительно произнесла:

— А я готова! Если нужна такая жертва, я готова и жизнь отдать…

— Мам, ты чё говоришь?!

Елена резко обернулась — в дверном проёме стоял Ваня: взгляд испуганный, губы побелели.

— Не надо жизнь, мам… Как же я без тебя? Один я точно не справлюсь, мам…

Телефон выпал из рук Елены, перед глазами поплыло, а в груди что-то больно кольнуло и сильно сдавило, так что стало невозможно дышать. Не в состоянии сказать ни слова, она протянула руки к сыну. Ваня бросился перед ней на пол, уткнул голову ей в колени и заговорил быстро и сбивчиво.

— Мам, ты прости меня! Я не могу всего объяснить… как-то всё запуталось… я ведь не хотел, точнее, думал, что оно по-другому выйдет… мне очень трудно, понимаешь? Но я справлюсь, мы справимся — вместе, слышишь, мам? Мама!

Лицо матери побледнело, глаза закатились и она медленно повалилась вперёд, в руки сыну.

— Мама, ты только живи! — было последним, что услышала Елена.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели