журнал коротких историй

Запах её бывшего

Если честно, я крайне неуверенный в себе человек. К любому утверждению мне всегда хочется добавить «может быть», «кажется», «наверное» или «вроде бы». Ну, например: у Сатурна есть кольца, вроде бы. Кажется, на улице холодно, может быть, стоит надеть куртку?

Но вот я сижу с девушкой по имени Аня в недорогом ресторане и стараюсь быть уверенным альфа-самцом.

Чтобы не показаться суетливым и нервным, я специально считаю до двух, прежде чем отвечать. Чтобы собраться. Паузу заполняю широкой улыбкой. Всегда стараюсь начинать со слов «слушай», «смотри», «вот представь». И это очень сложно. Здесь за столиком в кафе передо мной сидит полубогиня с осиной талией, стройными ногами, огромными глазами, накачанными ягодицами и великолепным чувством юмора (она комик и занимается стендапом!).

Вот уже полчаса, как я вижу в её глазах заинтересованность. Мне кажется, что каждая минута её восхищения прибавляет мне год жизни, не меньше!

…улыбка… раз… два…

— А ещё, вот представь, что однажды люди смогу общаться друг с другом силой мысли, — говорю я ей.

— Да ладно? Ты про телепатию? — предлагает она очевиднейший вариант, как предполагают все, кто об этом слышит.

…улыбка… раз… два…

— Слушай, да, ты думаешь в правильном направлении. Руководитель нашей научной работы с этой идеи как раз начинал. Но, ведь, нельзя просто взять и включить «телепатическую железу головного мозга»! Всё это попахивает мягкой эзотерической субстанцией или магией.

— Ахаха, мягкая эзотерическая субстанция… — рассмеялась Аня.

…улыбка… раз… два…

— А мы учёные, нам нужно что-то твёрдое, фундаментальное. Поэтому за основу мы берём идею доступа к всемирной паутине и переносим её на территорию биологии головного мозга.

— Что? — её глаза широко распахиваются.

…улыбка… раз… два…

— Ну, вот смотри… есть у тебя смартфон, ты другому человеку как с него пишешь?

— Открываю вайбер и пишу.

…улыбка… раз… два…

— А если вайфая нет?

— То через мобильный интернет…

…улыбка… раз… два…

— Именно. А теперь представь, что человеческий мозг — это смартфон. Сейчас ни один такой смартфон не подключен к сети — ни по вайфаю, ни по мобильной связи, ни даже по радио. Мы можем только что-то высвечивать друг другу на своих экранах. Передать большой поток информации таким образом не получается. Отсюда все эти тайны, непонимания, ссоры… а мы хотим…

Тут к нам подошёл парень-официант. На бейдже написано: Сергей, старший официант. До того нас обслуживала девушка по имени Маша (она была просто «официант»).

— Здравствуйте, — вторгся он в нашу беседу, — прошу прощения. К сожалению, Мария вынуждена была уйти, теперь я буду вашим официантом. Вам что-нибудь нужно?

— Нет, — бросила Аня.

— Нет, спасибо, — подтвердил я.

— Если что, обязательно меня позовите, меня зовут Сергей, — он показал на свой бейдж, после чего ушёл.

…улыбка… раз… два…

— Интересно, — говорю, — что же случилось с Машей? Именно такие вот моменты мы хотим устранить из жизни людей, когда один человек будет заранее знать, что происходит с другим…

И тут я понял, что с Аней что-то не так. На ней была водолазка с вырезами на плечах, из которых виднелась обнаженная белая кожа (что может быть прекраснее?). Я разглядел рябь мурашек, побежавших по её плечикам. Она вся напряглась и сжалась. Я запаниковал. Что могло случиться? Я что-то не так сказал?

— В общем, мы хотим сделать что-то вроде… ну… интернета, который будет базироваться в головах людей… информация будет передаваться за счёт усилителей мозговых волн… собираться в таких центрах… — я продолжал говорить, но Аня на меня не смотрела. Когда мимо нас снова пробежал старший официант Сергей, она подняла голову и поглядела ему вслед.

Так значит причина в этом официанте! Именно он всё испортил в наших отношениях с Аней. Может быть, они были знакомы? И тут, внезапно, она выскочила из-за стола. Оказалось, что Сергей шёл обратно. Она подбежала к нему и упёрла руки ему в грудь, чтобы он остановился. До меня донеслись её слова:

— Как называется твоя туалетная вода?

Сергей такого не ожидал:

— Эм… а… эээ… я не помню… мне девушка подарила…

— Вспомни! — настаивала Аня. — Для меня это важно. Я оставлю тебе на чай много денег…

Я же сидел на стуле, не решаясь ничего предпринять.

— Т… тру… — Сергей мучительно пытался выдавить из себя название своей туалетной воды. Кажется, он всё-таки её помнил: — Трусарди, кажется….

— А цвет флакона?

— Голубой…

— Трусарди Блу Лэнд?

— Да! Точно!

— Спасибо тебе…

И тут Аня достала из кармана джинсов потёртые пятьсот рублей и засунула в нагрудный карман рубашки Сергея. После этого она села за столик, как ни в чём не бывало. На лице сияло выражение взбудораженного восхищения. Но я не понимал, чем именно она восхищалась.

— Так что ты говорил о всемирной паутине мозгов? — вдруг спросила она. — Это что — будет как бы сеть для обмена мыслями прямо из головы?

— Да, именно, — тараторил я, — все знания и чувства людей в едином облаке, доступные каждому человеку…

— А тебе не кажется, что люди не смогут принять вашего изобретения, если у вас когда-нибудь получится создать этот ворлд майнд веб? Ну, просто… каждый про себя знает, что в нём есть куча дерьма. И он ни за что не захочет делиться этим дерьмом со всеми.

В нашей исследовательской группе мы часто обсуждали этот вопрос. Так что он тоже, своего рода, типичный…

— Но ведь у всех есть это дерьмо… — протягиваю я свою неуверенную, шаткую позицию.

— Просто вот вспомни… ты когда-нибудь хотел заняться с девушкой нетрадиционным сексом? То, что в былые времена называли обычно содомией?

В моей голове проносятся картинки с порнхаба.

— Ну… эмм…

— Неожиданный вопрос, да? Вот ты уже и боишься вылить на меня свою грязь. У тебя есть секрет, который ты не хотел бы рассказать, боясь меня отпугнуть. Потому что ты хочешь быть таким красавчиком на белом коне. А теперь я приведу тебе пример, как реагируют девушки на предложение от парня заняться этим… ну ты понял. На букву А. Ну, когда парень хочет девушку «в попку», — Аня показала кавычки пальцами.— Девушка начинает думать о том, какая она неидеальная… там… А ведь если он там запачкается? Это же такой позор для девушки! Ты знал, что есть девочки, которые если парень или муж дома, они в туалет по большому не ходят? Вот это всё из одной оперы. И это только первый слой… а вы хотите сорвать все покровы? Поставить людей во всём их гнилом нутре друг перед другом? Вас на вилы поднимут. Все хотят сохранить свою грязь втайне. Даже если в ней нет ничего особенного. И знаешь, все эти тайны…. это правильно. Как только, тайны исчезнут, уйдёт интрига, разгадывание, тогда мужчина и женщина перестанут интересоваться друг другом. Конец цивилизации придёт. Просто представь: ты обладаешь всеми мыслями всех людей на планете. По сути, ты обладаешь всеми этими людьми. Вы там ведь этого хотите добиться? Это как будто ты можешь трахнуть любого. Разве не для этого люди трахаются? Ну, чтобы застолбить за собой вот этого вот человека, доказать ему, что он принадлежит тебе. А если этот человек и так принадлежит тебе? Тогда зачем тебе секс? Не будь тайны и загадки, ты бы меня так не хотел, как хочешь сейчас. Правда ведь? А ты меня хочешь, я вижу по твоим глазам. Будь у тебя точный ответ «Да» на вопрос: «Даст ли она мне сегодня?» — ты бы даже не старался меня развлечь.

Во рту у меня пересохло от этого урагана спутанных, но таких понятных мне умозаключений!

— Эм… ну…. да, типа того… мы часто… — конечно же, я уже и забыл считать до двух и улыбаться. — Слушай…. а а что там сейчас произошло у тебя с официантом?

— Хм… а ведь и впрямь — произошло… одну минуту… я сейчас приду…

И она убежала в туалет, прихватив смартфон, лежавший рядом с ней на столе.

***

Аня забежала в туалет ресторана, быстро закрылась в самой ближайшей кабинке. Опустив крышку унитаза, села и стала набирать письмо. Казалось, что ничто её больше в жизни не волнует, как то, за что она принялась. Пахло чистым полом и каким-то освежителем, который не вызывал у Ани никаких ассоциаций. Не то что туалетная вода этого официанта…

—ПИСЬМО АНИ—

Тема письма: Румпельштильцхену. Я разгадала твоё имя

Привет, Румпельштильцхен! (буду называть тебя так, потому что от вида твоего настоящего имени хочется кричать).

Я хочу рассказать тебе историю.

Когда мне было восемнадцать лет, меня заколдовал злой колдун. Мне кажется, он был древним двухсотлетним вампиром, который умел навести чары, чтобы тебе казалось, будто бы он всё ещё молод. А на самом деле он долго питался моей молодостью и энергией.

Да, этот колдун не только забирал, но ещё и давал. Он подарил мне большой мир Москвы и тамошних торговых центров. Он научил меня разнице слов «орк» и «урка», рассказ мне про Ролана Барта и Поля Сартра. Он рассказал мне о загадочной и далёкой Исландии, в которой он однажды побывал и мечтал вернуться вновь. Я мечтала, что вместе с ним мы однажды уедем туда прогуляться по замёрзшим потокам лавы.

Я считала мгновения до встречи с ним. Я помнила его дурацкий красный шарф, который был заметен в любой толпе той осенью и зимой. Я боготворила его любовь к непонятному кофе, который он заваривал в турке в нагретом песке. Разделяла с ним боль, когда его стендап не нравился публике. О, да… стендап… То, что заставляло меня гордиться этим колдуном. Он был такой смешной и так часто люди вокруг восхищались его талантом. А он выбрал меня. Глупую маленькую девочку из нижегородской области. Я часто плакала, когда его не было рядом и он был занят своими делами. Я ждала дни напролёт, что он позвонит или напишет. И он писал. Иногда. А потом приходил, чтобы снова уйти. Когда он только-только выходил, я вдыхала его аромат, оставшийся в подушке. Кипевшая во мне магматическая лава любви и страха потерять любимого человека, давала время от времени гейзеры злости в адрес колдуна.

«Почему ты не хочешь сделать меня полноценной частью своей жизни? Куда ты уходишь? Кто ещё есть у тебя?!»

Откуда же я знала, что он ждал от меня лишь восхищения и удовлетворения. И он ушёл, насладившись сполна энергией моей юности, которою я его питала. Пропал, как будто его никогда и не было. А однажды я подумала: что если он просто перестал пользоваться красным шарфом и я перестала замечать его в толпе?

Когда он оставил меня, я болела и чахла. С каждым днём всё сильнее. День за днём. Я лелеяла воспоминания. Вспоминала о нашей мечте. Часто представляла, как мы несёмся с ним на мотоцикле по дорогам Исландии…

Мама говорила, что это пройдёт. Папа говорил, что это пройдёт. Разумеется, пройдёт, думала я. Но это было невыносимо прямо сейчас. И не верилось, что когда-нибудь будет иначе. А потом я посмотрела фильм про Уолтера Митти. Я буквально видела те сцены, которые описывал мне злой колдун. И тогда я задумалась: а что если он никогда не был в Исландии, но просто посмотрел фильм?

А ещё я смотрела на эти холодные камни, бесконечные пространства и меня охватывала агорафобия. Мне не нравится Исландия. В тот момент я поняла, что за мечтой об Исландии нет ничего. Только колдун, насмотревшийся фильма о стареющем фантазёре-неудачнике.

Тогда я решилась выйти на улицу. Я подумала, что чары колдуна меня отпустили. Но нет. Я то и дело вылавлива в толпе красные вещи. Принюхивалась к запахам кофе от ближайших ларьков кофе с собой. Всё это заставляло меня спуститься на землю и принять, что я всё ещё во власти чар.

Следующий шаг к переменам случился так же неожиданно, как и просмотр Уолтера Митти. Я просто рылась в интернете, заставляя себя держаться подальше от странички колдуна в фейсубке, как вдруг мне на глаза попадается объявление о мастер-классе «31 способ варить кофе». На фото турка стояла на песке. Я незамедлительно записалась.

В день, когда я научилась варить кофе по-восточному в красивом белом песке, я почувствовала, что разорвала ещё одну ниточку. Я не знаю, почему это так работает. Но это сработало. В этом не было больше никакой тайны или секретного знания. Все так могут варить кофе!

Тогда я просто взяла лист бумаги и выписала списком всё-всё-всё, что вертелось в моей голове, когда я думала о колдуне. Всё это были какие-то бытовые мелочи. За всеми пунктами в моем сердце скрывалась тоска об утраченном волшебстве. Больше никто и никогда в моей жизни не будет делать ЭТО и делать это ТАК.

За неделю я «закрыла» 50% всех этих мелочей. Я нашла парня, которой в постели делал всё так же, как тот колдун. Я попросила делать это именно так. Но этого оказалось мало. Ощущения и чувства, которые были связаны с колдуном, начали затираться в памяти, но всё равно где-то тянулись тонкие нити чар. И нет-нет, но мысленно я возвращалась к дням, что мы были вместе.

Закончив школу, я поступила в один из московских университетов (название я тебе не скажу). Московская жизнь теперь для меня — обыденность. В ней нет тех ощущений, что были с тем колдуном. Все места, в которые он водил меня, я посетила снова и получила в тех местах новые незабываемые эмоции.

Я снова влюбилась. Но память и чувства не хотели уступать. Я пошла и купила точно такой же красный шарф, подарила его новому парню. Я подарила такие шарфы всем друзьям. У нас клуб красных шарфов. Для меня уже теперь неважно, что когда-то именно колдун носил такой шарф. Этот факт стал незначительным.

Моя жизнь стремительно менялась, пока я разгадывала все крупицы, оставленные мне колдуном. Я расставалась и снова влюблялась. Неожиданно, я для себя осознала, что опыт с колдуном и разгадкой его тайн научил меня влюблять в себя людей. Я чётко знаю, что если я расскажу человеку о 31 способе заварки кофе, который я знаю, расскажу, из какой дыры я приехала, а потому буду просто широко улыбаться и восхищаться парнем, он влюбится в меня. Если этого будет недостаточно, то в запасе у меня есть ещё несколько приёмов. Например, я придумаю для нас с ним общую мечту. Например, скажу ему, что у меня есть мечта пожить на нудистском пляже в Крыму. Я прямо вижу, как у парней в этот момент рисуется образ моего обнажённого тела на песке. И пусть даже он увидит меня голой уже этим вечером, он всё равно запомнит тот образ. Он будет мечтать увезти меня в Крым. Почувствовать эту свободу, которую он никогда не ощущал, — походить голым. Но если и этого будет недостаточно… что ж, я кое-чему научилась в постели по тем порнофильмам, которые мы с тобой смотрели. Они мне тоже казались волшебными. Но не теперь, после того, как я посмотрела их по пятьдесят раз каждый.

Последними двумя пунктами в моём списке были «комик стендапер» и «что за туалетная вода?». Я много общалась с московскими стендаперами и в итоге сама захотела выступать на сцене. Неделю назад у меня состоялось второе выступление. Маленький зал Stand Up Club №1 разрывало от хохота. А в конце выступления ко мне подошёл парень. Лицом он безумно похож на колдуна. Но он менее уверенный в себе. Я вижу, как он взвешивает каждый свой шаг. Вижу его ужимки. Вижу, что он общается, как запрограммированный. По книжке или по тренинговой программе?

Первым желанием было влюбить его в себя и унизить, но потом я ругала себя за это. Он не виноват. Сейчас я с ним на свидании. И знаешь, что приключилось? К нам подошёл официант… официант, Карл! С туалетной водой, как у колдуна. Я не выдержала и спросила название….

Trussardi Blue Land — название того запаха, что оставался на подушке. Именно эта загадка — последнее, что связывало нас с колдуном.

Так что, Румпельштильцхен, ты больше не властен надо мной. Прощай навсегда.

—КОНЕЦ ПИСЬМА—

Закончив письмо, Аня почувствовала освобождение. Мысленно произнесла имя колдуна. И поняла, что уже не хочется кричать. Стёрла приписку «потому что от вида твоего настоящего имени хочется кричать». Отредактировала ещё несколько мест и отправила. Она уже больше не была такой перевозбуждённой.

***

Аня вернулась ко мне только через полчаса. Всё это время я сидел, не понимая, что предпринять. Я понимал, что это какая-то проверка. И настоящий мачо, скорее всего, ушёл бы, не став ждать. У него слишком много других дел. Но надо признать, что я не мачо. Я — симпатичный, но крайне неуверенный в себе ботан. Поэтому вместо того, чтобы уйти, я заказал вина. Сидел пил вино.

— Как здорово, что ты здесь! — были первые слова Ани, когда она вернулась. И я им поверил. Поверил её искренней улыбке и взгляду.

— А где мне быть? — сказал я слегка заплетающимся языком. Кажется, мой голос выдавал моё разочарование в самом себе.

— Не знаю… я была уверена, что ты разозлишься на меня… давала тебе возможность уйти, не тратя энергию на разговоры в стиле «что ты за чокнутая дура? не хочу иметь с тобой дел!»…

— Да, я думал об этом, но… меня всё ещё мучает вопрос, дашь ли ты мне сегодня…

О боги! Как громко она смеялась. Я и сам смеялся. Хорошо, что я успел выпить и осмелился сказать такое.

— А ты смешной, — сказала она. — Тебе нужно заняться стендапом.

— Если честно, я уже пытаюсь. Я пишу шутки. Выступаю перед зеркалом.

— Это не то… знаешь как надо? Тебе нужно раздеться догола и выступать перед малознакомым человеком. Например, передо мною.

Кажется, я покраснел от одной только мысли об этом.

— Хорошая идея, — хорохорился я. — Давай сегодня?

— Давай. Но у меня есть одно условие…

— Какое?

— Потом я расскажу о себе всю грязь, из-за которой я боюсь. Всё то, что я никогда не рассказала бы. Всё то, что будет известно, если вы изобретёте свою всемирную паутину мыслей и чувств.

Я не понимал, зачем это. Но сказал:

— Хорошо.

— И ещё, — добавила она.

— Да?

— Ты тоже расскажешь о себе всё. Абсолютно всё.

И знаете, что? Я ей расскажу. Честно.

тесть шамана

Тесть Шамана

Однажды Тестю Шамана позвонили. Он снял трубку. На том конце его назвали по имени и представились. Это был представитель всем известного учреждения.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели